хостинг сайтов, хостинг

Rambler's Top100  

DHTML Menu By Milonic JavaScript

От партизанских отрядов к Сводной кавалерийской дивизии.

<< НАЧАЛО

Летом 1918 года, при поддержке империалистических держав, быстро росли силы контрреволюции, но одновременно росли и вооруженные силы пролетарской революции. На юге России они сосредоточивались в основном у Царицына.

Из Донбасса через область войска Донского, по железной дороге от станции Лихой на Царицын пробивалась 5-я Украинская Красная армия, возглавляемая К.Е.Ворошиловым. К ней присоединились части 3-й Украинской армии, а также партизанские отряды и население, спасавшееся от кровавого террора белогвардейцев.

Этот семисоткилометровый поход через область, представлявшую собой сплошной вооруженный лагерь контрреволюции, был воистину героическим подвигом. Части Ворошилова, связанные тысячами беженцев, прикованные к железной дороге, по которой медленно двигались десятки эшелонов с грузами и людьми, день и ночь отбивались от противника, нападающего и с фронта, и с тыла, и с флангов.

В Царицыне положение в то время было крайне неблагополучным. У руководства местными советскими, партийными и военными органами находились люди либо нерешительные и неспособные, либо провокаторы из эсеро-меньшевистского охвостья. 

Положение изменилось, когда в июне по решению Центрального Комитета партии в Царицын прибыл И.В.Сталин в качестве чрезвычайного уполномоченного по продовольствию. Выполняя свою задачу, ему пришлось провести коренную перестройку работы не только гражданских, но и военных учреждений и фактически возглавить оборону города. Из частей 5-й и 3-й Украинских армий, краснопартизанских отрядов Донбасса и Донской казачьей области, отошедших к Царицыну, была создана группа Ворошилова, организован Северо-Кавказский военный округ (СКВО).
В его состав влился и объединенный партизанский отряд Сальского округа, отступивший ко второй половине июня в Зимовники. Здесь он был переименован в 1-ю Донскую советскую стрелковую дивизию. Начальником дивизии назначили Шевкоплясова, начальником штаба стал Федор Крутей. Кавалерия была сведена в 1-й социалистический кавалерийский карательный полк. Командиром кавалерийского полка назначили Думенко, а Будённого его заместителем. Полк насчитывал около 1000 сабель.

Справка из архива. 

  • Третий крестьянский полк - командир Белодедов.
  • Первый Мартыново-Орловский отряд - командир Ковалев. 
  • Первый крестьянский кавалерийский карательный полк - командир Думенко. 
  • Четвертый батальон - командир Сердечный.

 /ЦГАСА, фонд 40435, оп. 1, дело 106, лист 272/.

Увеличить карту>>

По отношению к командованию СКВО 1-я Донская стрелковая дивизия находилась в самом невыгодном положении, прежде всего по причине совершенно ненадежной связи, она была своеобразной автономией, связанной большим количеством беженцев, среди которых, как правило, были родственники солдат, стоящих в строю этой дивизии. Здесь господствовала тенденция: оборонять свои хаты, не уходить с родных земель. Но наступление контрреволюционных сил не оставляло никаких надежд на эти иллюзии, а карательные акции белоказаков в захваченных районах намертво привязывали беженцев к войскам Шевкоплясова, как единственной силе, способной обеспечить их защиту. 

К моменту вступления руководства СКВО в свои права, Сальская группа войск с тяжелыми боями, оставив Двойную, Великокняжескую, Гашун, Куберле отходила в район станции Ремонтная (пос. Дубовское).

Во время отхода, на кавалерийский полк, как на единственную подвижную часть, выпала весьма трудная задача — ликвидировать прорывы противника на фронте и на флангах, не допускать выхода его в тыл дивизии и в голову колонны беженцев.

Полк с полным напряжением сил совместно со стрелковыми частями отражал атаки белоказаков, десятки раз на день переходил в контратаки, ликвидировал прорывы противника, восстанавливал порядок и спокойствие в колоннах беженцев.

Выйдя в район станции Ремонтная, 1-я Донская дивизия заняла оборону по правому берегу реки Сал. Кавполк расположился в селе Ильинка.

В конце июля в расположение дивизии прибыл Ворошилов. На созванном им совещании был поставлен вопрос о о помощи Мартыно-Орловскому партизанскому отряду, который все еще находился в окружении.

Решили атаковать части белых окружавшие Большую Мартыновку силами кавполка, а стрелковые части дивизии тем временем выдвинуть в Зимовники и там встретить выходящий из рейда кавполк и Мартыно-Орловский отряд с беженцами.

Подготовка к рейду не представляла сложности. Надо было только, учитывая предстоящие действия в тылу противника, взять с собой достаточный запас боеприпасов, а также дополнительные санитарные линейки и медикаменты в расчете на обслуживание Мартыно-Орловского отряда.

План действий заключался в следующем. Ночью полк в заранее разведанном месте двумя колоннами переходит линию фронта противника и следует в направлении Большой Мартыновки; дивизион Баранникова двигается по правому берегу реки Сал в направлении хутора Рубашкин, а главные силы полка идут через Кутейниково, Иловайская на хутора Кегичев и Арбузов, расположенные южнее Большой Мартыновки.

Обе колонны должны подойти к Большой Мартыновне одновременно и внезапно атаковать противника.

В час ночи 29 июля полк выступил в рейд. В Кутейниково и Иловайской он внезапно атаковал находящиеся там три сотни казаков. Часть белогвардейцев была зарублена, а часть поспешно отошла на запад.

В 7 часов вечера главные силы полка ворвались в хутора южнее Большой Мартыновки. К этому же часу дивизион Баранникова, двигавшийся по правому берегу Сала, перехватывая встречавшиеся на пути разъезды белых, занял хутор Рубашкин и приготовился к атаке.

По общему сигналу полк стремительно атаковал противника. Белоказаки укрылись в окопах и открыли сильный огонь.

Мартыно-орловцы, почувствовав помощь, перешли в наступление. Их кавалерийский дивизион атаковал противника из Большой Мартыновки навстречу нашим атакующим эскадронам. Началась жестокая схватка. Натерпевшиеся от белоказаков мартыно-орловцы дрались с отчаянной храбростью.

Атакованные с севера и юга, белые были разгромлены. Захватив у противника несколько пушек и много лошадей, полк вступил в Большую Мартыновку. Голодные, изнуренные тридцатисемидневной осадой героические бойцы Мартыно-Орловского отряда и жители села со всех сторон бросались к конникам. Безмерна была радость освобожденных. Они обнимали и целовали своих освободителей и их боевых коней.

Десятки раненых бойцов и жителей нуждались в лечении, а медикаментов не было. Положение отряда казалось безвыходным, однако мартыно-орловцы верили, что Советская власть, за которую они проливали кровь, не забудет их, придет на помощь. Они неоднократно посылали своих бойцов для установления связи с 10-й Красной армией, но они неизменно попадали в руки белогвардейцев. И вот все же Красная Армия пришла к ним на помощь и разгромила противника, державшего их в осаде.

Кавалерийский полк выковался в огне, как кусок железа. В людском составе недостатка не испытывали. Валом валили в конницу. В боях формировались новые эскадроны. Если после формирования полка их было всего шесть, то в Мартыновский рейд Думенко повел их уже одиннадцать. После каждой рубки место одного павшего занимали три - пять бойцов. Многие переходили из пленных казаков-добровольцев.

7 августа Мартыно-Орловский отряд совместно с кавалерийским полком отошел в район станции Зимовники, куда к этому времени вышли и стрелковые части. Здесь отряд был реорганизован в Мартыно-Орловский стрелковый полк 1-й Донской стрелковой дивизии. Это был шестой и самый большой по численности полк дивизии. Здесь же кавалерийский полк, пополненный кавалерией Мартыно-Орловского отряда, развернулся в 1-ю Донскую советскую кавалерийскую бригаду (ком. Думенко, зам.ком. Будённый) в составе двух кавалерийских полков (1-й полк Городовикова и 2-й полк Маслакова), Особого резервного кавалерийского дивизиона и четырехбатарейного дивизиона артиллерии.

В каждый полк входило пять эскадронов, в эскадрон — четыре сабельных взвода с одним станковым пулеметом на тачанке. Особый резервный кавалерийский дивизион состоял из трех эскадронов. Полки бригады имели свои санитарные и ветеринарные подразделения, а также обозы первого и второго разрядов.

Санитарную службу бригады возглавил замечательный хирург Петров. В нем сочетались качества искусного специалиста — медика и храброго бойца. Руководить лазаретом было поручено Н.И.Буденной.

Тем временем, пока Мартыно-Орловский отряд выходил на Зимовники, белые перешли в наступление, форсировали Дон южнее Курмоярской и, продвигаясь на восток, захватил ст. Ремонтную. Таким образом, 1-й Донской стрелковой дивизии, оставшейся на оборонительном рубеже в Зимовниках, путь движения на север для соединения с частями 10-й армии был отрезан, и дивизия начала пробиваться на север вдоль железной дороги, чтобы соединиться с основными силами 10-й армии. 

С дивизией на восток к Царицыну двигались тысячи беженцев, число которых с освобождением Мартыно-Орловского отряда возросло до восьмидесяти тысяч. Эта громадная масса людей двигалась пешком, на подводах, в железнодорожных эшелонах. Люди везли с собой свое скудное имущество, гнали скот.

Стояла жара, сохла растительность, над дорогами висли тучи едкой пыли. В районе между Зимовниками и Котельниковским нет хорошей пресной воды, озера и речки здесь, за редким исключением, горько-соленые. Люди и животные страдали от мучительной жары и жажды, задыхались от пыли, изнемогали от голода. Слабые не выдерживали, падали и умирали либо от голода и жажды, либо от широко распространившихся инфекционных болезней. 

И все-таки надо было двигаться вперед. Путь к спасению лежал на восток, к Царицыну, через Дубовское, занятое белогвардейцами. Положение дивизии было бы почти безвыходным, если бы она не располагала такой подвижной, закаленной в боях силой, как кавалерийская бригада. Бригада беспрерывно находилась в боях, маневрируя с одного направления на другое, отражая атаки противника, стремившегося истребить дивизию и беженцев.

К середине августа дивизия подошла к станции Ремонтной, занятой белыми. Кавбригада ночью форсировала реку Сал и со стороны Андреевской внезапно атаковала противника в Дубовском. Белые, не выдержав натиска бригады, в беспорядке отступили на северо-запад, бросая на пути своего отхода оружие и убитых. Однако им удалось взорвать железнодорожный мост через реку Сал.

Мост пришлось восстанавливать под воздействием противника, наступающего с флангов и тыла. Кроме бойцов дивизии, в работе участвовали все трудоспособные беженцы, даже женщины и дети. В основном работы проводились ночью, а днем под прикрытием дымовой завесы отражались атаки яростно наседавших белогвардейцев. Наконец мост был восстановлен. Первыми переправились на восточный берег реки Сал беженцы, а затем уже части дивизии.

В Ремонтной дивизия закрепилась на своих прежних позициях по берегу Сала. Полки кавбригады прикрывали фланги размещаясь в Ильинке и Барабанщикове.

К 19 августа части 10-й армии отбросили противника от Царицына и перешли в наступление. На юге от Царицына Котельниковская дивизия начала теснить пехоту белых.

Ночью 19 августа кавбригада Думенко с ходу атаковала белоказаков в Котельниковском. После короткого и ожесточенного боя казаки, потеряв много убитыми и пленными, отошли в направлении станицы Потемкинской. Не задерживаясь в Котельниковском, бригада устремилась на тылы казачьих частей, наступавших на Котельниковскую стрелковую дивизию. Ошеломленные внезапным ударом, казаки прекратили наступление и, преследуемые нашими конниками, в беспорядке отступали к Дону.

В результате этого боя 1-я Донская стрелковая дивизия соединилась с наступающей от Царицына Котельниковской дивизией и разомкнула кольцо окружения противника. 

* * * 

Первая попытка белогвардейцев овладеть Царицыном закончилась для них провалом. Но к 10 сентября противник, сосредоточив крупные силы, вновь перешел в наступление на Царицын. Главный удар наносился с юго-запада в направлении Тингута — Абганерово. Ко 2 октября белые захватили Гнилоаксайскую, Абганерово и вновь отрезали от Царицына Сальскую группу войск 10-й армии.

Развивая наступление, белогвардейцы к 17 октября вторично окружили Царицын, заняв все подступы к нему по берегу Волги, от Пичуги на севере до Сарепты на юге. Одновременно они стремились полностью окружить и уничтожить Сальскую группу войск. Но её части перешли в контрнаступление и 20 октября овладели станцией Жутово, а затем и Абганерово.

Оправившись от поражения, белые, располагая крупными конными массами, перегруппировались и вновь активизировали свои действия. Против Котельниковской, 1-й Донской стрелковых дивизий и кавалерийской бригады, занимавших оборону в Абганерово и по реке Мышковка, сосредоточивалась группа генерала Попова. 

В ночь на 2 ноября его конница предприняла набег на Абганерово, которое обороняли части 1-й Донской стрелковой дивизии, занимая позиции по окраине села. В самом селе располагалась кавалерийская бригада, составляя резерв дивизии. Воспользовавшись беспечностью боевого охранения и прикрываясь сильным туманом, противник в пять часов утра подошел вплотную к Абганерово и атаковал оборонявшуюся пехоту. Удар был не столько сильным, сколько неожиданным. Некоторые стрелковые подразделения бросили оборонительный рубеж и дали возможность передовым конным группам противника ворваться в Абганерово.

Кавбригада тоже была застигнута врасплох. Однако мужественные и закаленные в боях бойцы и командиры бригады не поддались панике. Бойцы, первыми заметившие белых, сразу же, не ожидая команды, встретили их огнем.  А тем временем кавбригада, успевшая собраться по тревоге в ранее установленном месте, перешла в контратаку. Противник отступил, оставив на поле боя батарею четырехорудийного состава и шесть пулеметов.

К 7 часам утра туман начал рассеиваться и на подступах к Абганерово показались главные силы белогвардейцев. Кавбритада немедленно перешла в атаку, смяла передовые подразделения противника, а затем атаковала его главные силы. Противник не выдержал удара и стал поспешно отходить в южном направлении, разделившись при этом на две группы. Первая группа белых в составе не менее четырех полков отходила в направлении хутора Самохин, а вторая в составе трех полков — на хутор Жутов второй. Оценив создавшуюся обстановку, Думенко отдал распоряжение, которое сводилось к следующему: 1-му кавалерийскому полку Городовикова с эскадроном 2-го кавполка преследовать группу противника, отступающую в направлении хутора Жутов второй, разгромить ее и к исходу дня сосредоточиться в этом хуторе. Трем эскадронам 2-го кавполка Маслакова и Особому резервному кавдивизиону преследовать противника, отступающего на хутор Самохин.

Преследование велось весь день. Белогвардейцы в панике бежали по степи, бросая на своем пути оружие, лошадей, обозы, санитарные линейки.

С наступлением темноты Маслаков со своим полком прекратил преследование противника и вместе с захваченными трофеями и пленными возвратился на ночлег в хутор Самохин, где к этому времени расположился штаб бригады.

Полк Городовикова преследовал конницу противника до хутора Жутов Второй. Пластунский батальон белых, оборонявший этот хутор, пропустил через свои цепи отступающую конницу белых и открыл огонь по эскадронам Городовикова. Этот внезапный и сильный огонь смешал их боевые порядки и остановил наступление полка. Казаки этим немедленно воспользовались и перешли в контратаку. Городовиков поспешно отступил и ушел в Абганерово.

Ночью Думенко поднял полк Маслакова и приказал ему под покровом темноты подойти к хутору Жутову, окружить расположенного там противника и стремительной атакой со всех четырех сторон разгромить его. 

В четыре утра полк Маслакова обрушился на спящего противника. Оказать серьезное сопротивление он, конечно, не мог, хотя в Жутове располагались три полка кавалерии и пехота белых. Лишь небольшая часть белогвардейцев вырвалась из хутора и в панике убежала в степь. Остальные были пленены, те, кто оказал сопротивление, зарублены.

В результате боев под Абганерово, в хуторах Самохин и Жутов Второй частям генерала Попова было нанесено серьезное поражение. Обстановка диктовала необходимость преследования белых до полного разгрома. Но кавбригада не могла отрываться от своих стрелковых частей, так как это лишило бы оборону на южном участке фронта 10-й армии ее единственной подвижной силы.

Кавбригада снова сосредоточилась в Абганерово как резерв 1-й Донской стрелковой дивизии, которая вместе с Котельниковской дивизией заняла оборону по реке Мышковке, расположив основные силы для обороны населенных пунктов: Громославка, Капкинский, Шелестов. Штаб 1-й Донской дивизии располагался в Абганерово.

* * *

Оправившись от удара, белые вновь предприняли наступление. Однако все их атаки были отбиты с серьезными для них потерями. Потерпев неудачу в попытке прорвать оборону на южном участке фронта 10-й армии, белогвардейцы оставили перед фронтом 1-й Донской дивизии Астраханскую пехотную дивизию генерала Виноградова и кавалерийские части генерала Голубинцева, а остальные части перебросили в район Ляпичев, Карповка, Котлубань для использования на центральном участке фронта.

Во второй половине ноября, в период обороны дивизии на реке Мышковка, Будённый решил лично провести глубокую разведку противника в направлении населенного пункта Аксай, где, по имеющимся данным, располагались крупные силы белых. С этой целью он одел погоны есаула и взял с собой семь бойцов, которых также переодел в казачью форму с погонами. На рассвете они уже свободно разъезжали по селу Аксай. Охранение у противника было организовано плохо, благодаря чему удалось выяснить расположение, численность и вооружение его. Оказалось, что боевой порядок пехотной дивизии генерала Виноградова построен в один эшелон и что оборона белых в районе Гнилоаксайской не имеет ни траншей, ни окопов на подразделения. Солдаты занимают наспех отрытые одиночные окопы. Разведкой было установлено также, что штаб генерала Виноградова располагается на станции Гнилоаксайской, а в селе Аксай находится штаб генерала Голубинцева, под командой которого пять кавалерийских полков, расположенных в Аксае.

В результате разведки был разработан план разгрома Астраханской пехотной дивизии белых. В основном план сводился к следующему: кавалерийская бригада ночью внезапно атакует конницу Голубинцева, расположенную в Аксае, отбросит ее на юг, а затем, частью сил прикрывшись от конницы белых, быстро выйдет на тылы Астраханской дивизии Виноградова и атакует ее одновременно с пехотой 1-й Донской стрелковой дивизией, которая будет наступать с фронта.

25 ноября вечером бригада выступила из Абганерово в направлении Аксай и, ночью скрытно подойдя к нему, заняла исходное положение для атаки. В расположении белых было тихо, очевидно, они совершенно не подозревали о нависшей угрозе.

По сигналу бригада стремительно ворвалась в Аксай, смяла растерявшуюся от внезапного удара конницу противника и отбросила ее на юг, к хутору Перегрузному. Оставив заслон перед белоказаками силою в два эскадрона и захватив с собой брошенные белыми двенадцать пулеметов и шесть конногорных орудий, бригада всеми силами обрушилась с тыла на Астраханскую пехотную дивизию генерала Виноградова. Разгорелся исключительный по своему ожесточению бой. В составе Астраханской пехотной дивизий преобладали офицеры-добровольцы, действовавшие в качестве солдат. Они дрались исключительно упорно: раненые не выпускали оружия из рук, пока в силах были держать его.

Пока внезапно атакованный с тыла противник отчаянно отбивался, пехота 1-й Донской стрелковой дивизии перешла в наступление и атаковала его с фронта. Двойным ударом, с тыла и с фронта, Астраханская дивизия, несмотря на ожесточенное сопротивление, была разгромлена. 

К.Е.Ворошилов высоко оценил действия кавалерийской бригады. В приказе по войскам 10-й армии от 27 ноября 1918 года он отметил боевую доблесть красных кавалеристов. Многие бойцы и командиры были предоставлены к наградам. Думенко и Будённый были награждены орденами Красного Знамени.

В бою под Гнилоаксайской также принимал участие Крымский советский полк под командованием С.К.Тимошенко. В его состав входили эскадроны бывшего Крымского полка старой русской армии и Сербский кавалерийский дивизион. Командовал дивизионом выдающийся боец-интернационалист серб Данило Сердич.

Успешные действия кавалерийской бригады против казачьих частей в районе Абганерово, Аксай, Гнилоаксайская, Самохин, Жутов Второй убедительно доказывали высокую боеспособность красных кавалерийских частей. Эти бои позволяли сделать вывод, что если бы Красная Армия смогла противопоставить многочисленной белой коннице свои крупные кавалерийские массы, инициатива была бы вырвана из рук противника. 

С июля Думенко и Будённый бомбордировали руководство рапортами о необходимости создания более крупных конных соединений: дивизий и корпусов. Ворошилов, Сталин и другие руководители 10-й армии разделяли их взгляды, но иначе думал Наркомвоенмор Троцкий, приехавший в Царицын перед боями в районе Гнилоаксайской. Тогда он сказал: "Вы не понимаете природы кавалерии. Это аристократический род войск, где служат князья, графы, бароны. Если мы вставим наши лапти в стремена, ничего путного не получится."

Тем не менее, не смотря на противодействие из центра, к концу ноября руководители обороны Царицына приняли решение о создании кавалерийской дивизии.

28 ноября кавбригада Думенко была реорганизована в Сводную кавалерийскую дивизию двухбригадного состава. Это была первая кавалерийская дивизия Красной Армии. Её созданием было положено начало создания стратегической конницы в Красной Армии. Если кавалерийские полки и бригады, входившие в состав стрелковых дивизий, выполняли задачи в интересах своей дивизии, то Сводная кавалерийская дивизия должна была выполнять задачи командующего армией в интересах армии и фронта.

2-я бригада дивизии сформировалась за счет кавалерии из Стальной дивизии Жлобы (1-й кавалерийский полк (1242 сабли+26 пулеметов) и Крымский кавалерийский полк (278 сабель+11 пулеметов).

"Приказ №62. Царицын. 28 ноября 1918г.

1. Кавалерия 1-й Стальной дивизии и кавбригада тов. Думенко сводятся в ОДНУ дивизию под командой тов. Думенко.

2. Товарищ Думенко назначается начальником сводной кавалерийской дивизии, коему предлагается довести численность полков до штатного расписания и обслуживать своей дивизией два участка: южный и центральный.

3. Товарищ Будённый назначается помощником начальника сводной кавалерийской дивизии.

4. Начальнику 1-й Стальной дивизии тов. Гореленко предлагается немедленно передать всю кавалерию вверенной ему дивизии начальнику сводной кавалерийской дивизии тов. Думенко.

Ком. 10-й армии Ворошилов. Члены РВС: Межлаук, Окулов. Нач. штабарма Мацилецкий."

Несмотря на приказ о формировании дивизии, еще в течение месяца бригады продолжали вести боевые действия каждая на своем участке, без единого командования, и лишь к концу декабря, когда положение на фронте стабилизировалось, Думенко свел разрозненные бригады в Чапурниках. По состоянию на 15.12.1918г. в Сводной кавдивизии насчитывалось 3300 сабель.

Командирами бригад были назначены: 1-й — Городовиков (помощником его — Маслаков), 2-й — Тимошенко (помощником его — Сердич).

Командирами полков: 1-го — Стрепухов, 2-го — Гончаров, 3-го (основой которого был Крымский кавполк) — Вербин, 4-го — Степанов.

Стрепухов П.Я. (1926г.)

Гончаров К.С. (1918г.)

Тимошенко С.К. (1920г.)

В составе кавалерийского полка по-прежнему осталось пять эскадронов, в эскадроне по четыре взвода. Состав взвода определен в пятьдесят кавалеристов с одним станковым пулеметом на тачанке.

Дивизия имела артиллерийский дивизион четырехбатарейного состава (в батарее четыре пушки) с тем, чтобы каждому кавполку можно было придать по батарее. Артиллерия являлась огневым средством начдива. Кроме того, в распоряжении начдива имелся Особый резервный кавалерийский дивизион трехэскадронного состава (эскадроны того же состава, что и в полках).

Истек восемнадцатый год, начинался год девятнадцатый.